Концерты,
Фестивали
+7 916 586 71 88 volga60@inbox.ru
Директор +7 916 283 20 15 89162832015@rambler.ru
официальный сайт
 
 

Пресса

Ольга КОРМУХИНА: Бог ждал, пока я созрею

Певица пропала в начале 90-х. Поговаривали ушла в монастырь. Но в прошлом году она дала сольный концерт после 15-летнего молчания. А недавно появилась в телепроекте «Две Звезды».

Ольга Кормухина

Православие и сцена друг другу совсем не противоречат. Я тоже думала, что это не богоугодное дело, когда решила покинуть сцену в 90-х. Вернул меня туда мой духовный отец после нескольких лет самовольного "затворничества." Вразумил: «Благодать в отношении к труду!"... Я ведь долго понять не могла, что... Проповедь может быть и со сцены У каждого своя задача. Врач должен лечить. Учитель - учить. Мой труд – петь. Только нужно думать, о чем, кому и когда. И жить просто! То есть без лукавства и ... Не быть равнодушным, "теплохладным". "Возгревать" себя! Сердце свое! И других...Слукавлю, если скажу, что не хочу победить в проекте. Но и что хочу – не совсем правда. Для меня это не конкурс, а возможность дать людям то, что они от меня просят. Мне такие письма в соцсетях приходят! Пишут: «Понимаем, как вам тяжко будет в этом болоте, но ради нас, слушателей...».

Думаете, мне от славы свернуть голову может? Нет, я уже прошла огонь воду и медные трубы. И давно узнала всему этому цену. Покажите мне человека. который добровольно отказался бы от славы! Нет, не за ней я на сцену выхожу.

«В затворничество я сама себя заключила...»

…У меня никогда не было отрицания религии. Складывалось все постепенно. Под молитву верующей бабушки я просыпалась в детстве. Дед хотя и был убежденным коммунистом, но честным и всегда жил по совести. В лихие 40-е работал помощником министра внутренних дел Марийской ССР. Многих он тогда спас от репрессий, "закрывая" их "дела"... В те времена ведь сосед на соседа доносил и писали в Органы друг на друга... А дед эти доносы просто уничтожал! А бабушку пугал, мол, покрестишь детей, сына назову Ревой, дочь Люцией. Но она тайком покрестила и детей, и внуков. А когда умерла, дед переменился на 180 градусов и сказал: «Дети, веруйте, Бог есть!". Мы все в шоке были! 13 лет он после этого каялся, а умер, как праведник. Это сильно нас подействовало с братом.

…В 90-е у меня как-то все под откос пошло. В 1991 году умер папа. Девять дней лежал в коме. Я читала «Отче наш», а у него текли слезы из глаз. Когда я заговорила о Боге, он приподнялся, и мы почувствовали присутствие такой силы, которой нет на земле…

Потом 1993 год. Баррикады на улицах Москвы. Брат шел на брата. До смерти. До крови. Такое творилось тогда…

«Мы как кассета: что запишем, то и будет. Но её можно стереть и записать по новой. Покаяние стирает информацию. И никогда не поздно»

1994 год. Мне поставили онкологию. В больницу ложиться отказалась. Поняла: это последний шлепок, хорош медлить, надо воцерковляться. А тут еще и ногу сломала. И три недели провела в постели в обнимку с Евангелием и с Библией. И, оказалось, ничего интереснее в жизни не читала, этого искала моя душа. Потом причастие, исповедь, молитвы… Через два месяца отправилась к докторам, они руками развели: «Где? Наверное, это был спазм». Со мной была врач, жена священника. Спрашиваю ее: «Тоже так думаете?» Она говорит: «Им просто трудно поверить в чудо».

Я сама себя в затворничество на несколько лет заключила. Выступала тогда только для поддержания штанов и ради хлеба насущного. А потом и вовсе решила уйти в монастырь. Я ведь и правда испытала такую благодать от молитвы, что уже ничего не хотела: даже если бы сказали, что берут в Pink Floyd солисткой, не воодушевилась так, как если бы благословили на подвиг. Позже мне показали: чтобы Богу служить, не обязательно уходить в затворницы. Понять это мне помог отец Николай Гурьянов. Первая наша встреча состоялась в 1997 году на острове Залита в Псковской области, где он тогда жил. Старец и стал моим духовным отцом. Это был удивительный Человек! Настоящий святой! Про него говорили: "Как един от древних"!... К нему со всего мира ехали за советом, даже с Афона монахи... Да что там монахи?! Старцы Афонские с ним советовались по самым важным вопросам!

«И тут я закричала: «Батюшка: я пью и курю!..»

…В моей прошлой жизни было две страсти – курево и вино. Считаю, если женщина пьет регулярно, уже плохо. А у меня случалось и каждый день. Правда, постепенно эта дрянь по молитвам стала от меня отходить, но чтобы совсем "завязать", - не получалось. Да и курево с ВЕРОЙ трудно стало совмещать... Но сколько не молилась, сколько не плакала, а две эти страстишки никак от меня не отставали Перед вторым приездом к батюшке точно знала – ВСЕ! Надо с этим заканчивать! Купила ликер Misty, сказав себе, что последняя бутылка у меня в жизни будет вкусной, допила до 12 ночи, написала исповедь...

А вот с куревом решила повременить... Думала, сначала с вином разберемся! Да и неудобно как- то батюшку "грузить" сразу двумя "задачами"! Сейчас даже смешно вспоминать... Бросала я несколько раз, но начинались такие ломки, и я срывалась. Когда во второй раз отправлялась к отцу Николаю, с собой взяла блок «Мальборо лайтс», все пыталась убедить себя, что легкие сигареты не вредные. Приезжаем с друзьями к батюшке, люди вокруг него кучками стоят, а он бегает меж ними и спрашивает быстро: «Куришь, пьешь?» А я понимаю, вопрос ко мне относится. И надо бы сказать, а как будто держит что-то. У меня аж жилы вздулись на горле. И я закричала: «Батюшка! Пью, курю! Ненавижу себя, но не могу бросить!» Он подбежал, перекрестил рот: «Больше не будешь». Пять дней я сидела у его ног, плакала: «Приеду в Москву, опять начну». А он: «Не бойся». Прав оказался. Но надо было мне три года помучиться. На халяву от Бога получить что-то нельзя. Как разрушали себя, семью, отношения, так потрудитесь, чтобы восстановилось. Все хорошее – роды, схватки, боль.

Ольга Кормухина

«Нас с мужем друг другу назначили»

...Когда я к отцу Николаю приехала за благословением в монастырь, он сказал мне: «Вернется муж, и будешь венчаться!" Я ужаснулась: «Боде упаси! Который из двух?!». Батюшка засмеялся: «А жених какой благочестивый!» Поняла, речь не о бывших мужьях.

Но целый год боролась с собой – замуж не хотела страшно. Неверующего рядом с собой не видела, а где в 37–38 лет встретить воцерковленного и со всем набором, который себе нарисовала: на два года старше себя, чтобы никогда не был женат, да еще музыкант такого уровня, чтобы могла его искренне слушаться и почитать! То есть практически" мирового уровня"! Да только разве такого найдешь?!

…Но Бог ждал, пока я созрею. В Даниловский монастырь мы пришли решать проблемы подруги. Я с температурой 38,5 была словно под наркозом. И когда из храма вышла процессия во главе с патриархом( в тот день переносили мощи св. Саввы Сторожевского!) что-то дернуло меня сказать про себя: «Преподобный отче Савва, я готова, давайте мужа!» И через 15 минут встретила его на ступеньках храма: «Алексей Белов? Я Оля Кормухина…» Разговорились. Леша (Солист группы «Парк Горького» - Прим. «Антенны) сказал, что мечтает попасть к отцу Николаю, но никто не может его отвезти, все обещают и пропадают. Я и говорю: «Это мой духовный отец... » Через три недели мы были на острове. «Муж твой?» – спросил меня батюшка. «Нет». – «Жена твоя?» – «Нет». – «Так венчайтесь». Мы с Лешей в шоке были…

«Любовь – не вздохи на скамейке. Я знаю, как настоящие мужики говорят о любви. Они молчат. А если и скажут, не жалко, если будут молчать еще лет десять»

Так вместо монастыря я получила венец. Муж мне потом говорил: «Да, наделала бы ты шороху в монастыре! Всех бы причесала: и молиться, и поститься заставила, как положено».

С Лешей мы 15 лет вместе. Нас друг другу назначили. Теперь понимаю, это путь идеальный. Я и дочери говорю: «Смотри, я два раза по своей воле выходила замуж, и чем все закончилось. От влюбленности, от «бабочек в животе» надо бежать опрометью. Есть такая русская поговорка: «Сначала свадьба – любовь потом».

«Любовь не в том, чтобы душить ребенка в объятиях»

Когда я родила Тошу, мы практически поселились на острове Залита неподалеку от отца Николая, в домике, купленном еще до свадьбы по благословению старца. Я и сейчас стараюсь вырваться на остров из Москвы при любой возможности. Езжу заряжать батарейки и вправлять стержень… Это необыкновенное место. Веками намоленное - с 14 века на соседнем острове (кстати, он называется Белов, представляете?), там расположен монастырь. А на нашем Залите бывали сам царь с царицей святые! Остров небольшой - километр двести 200 метров на 800 метров, его за 20 минут из конца в конец можно пройти. И стоит всего двести домов. Поэтому люди очень зависят друг от друга. Сразу видно, кто ты, и что из себя представляешь.

Я рада, что дочка там провела детство. И выросла такой же свободной, как я. Ведь я жила на Волге, привыкла к большой воде, простору.

Сейчас Тоше 13 лет. Она ходит в православную гимназию. Не навязываю я ей свой путь? Упаси Бог! Сейчас надо переезжать, а она говорит: «Мама, не хочу уходить из гимназии». Дочка же видит ребят из других школ, замечает разницу. У нас с мужем совсем нет желания отгородить дочь от того, что происходит вокруг. Вот, скажем, на острове Тоша видит разных людей, там есть дети, которые и матом ругаются, и пьют в 12 лет. Наша задача настроить дочку не к осуждению, а к пониманию, в чем кроется причина, и почему так поступать не стоит…

Ольга Кормухина

Родители должны направлять детей. Я благодарна маме, что по ее настоянию в свое время пошла в архитектурный. Мне пригодились те знания. Но когда решила заниматься музыкой, папа сказал: «Пусть идет путем, который она выбрала. Не мешай». Я ценю это. И, строя отношения с дочкой, стараюсь вспоминать себя в детстве, юности. Тогда можно избежать ошибок, которые допустили родители, повторить их удачи.

Стараюсь жить так, чтобы у дочки был пример перед глазами. От Тоши не скрываю прошлого, рассказываю, что курила, пила. Но она знает, что сейчас даже запаха сигарет не переношу.

Конечно, я не смогу уберечь дочь от ошибок. Я и сейчас иногда вижу, что в чем-то дочка идет неверно, но сознательно, скрепя сердце, позволяю совершить этот шаг, чтобы она испытала горечь разочарования. Конечно, у дочки есть ограничения. В 13 лет какая может быть свобода? Компьютером она пользуется, а в Интернет не пускаем. Тоша понимает почему: видела пару раз картинки, которые там мелькают, говорю: «Зацепится в мозгу, потом не избавишься».

Сейчас у нас с дочкой время жарких споров. Это понятно - переходный период, у Тоши формируется мнение о месте в мире. Как-то стала жаловаться: «Зачем вы меня в гимназию возите? У нас многие сами ходят». Отвечаю: «Пусть, а у меня душа неспокойна. Маме дано чувствовать, как лучше». Хотя гимназия недалеко от дома, мы даже пешком ходим, когда погода хорошая. Но недавно Тоша звонит из школы: «Мам, ты была права. У нас в районе появился маньяк. Уже четверо детей пострадали, как раз моего возраста!».

А недавно у дочки пошел протест против музыкалки. Я так же себя вела в шестом классе. Родители настояли, чтобы я закончила. Ставлю Тоше в пример. Но, помня себя, стараюсь на дочку не давить. Буду искать компромисс. Предложила ей петь одно современное произведение, а одно классическое. У Тоши глаза загорелись. А вот на сольфеджио ходить перестали. Батюшка сказал: «Станет музыкантом - наверстает». И верно. Я в школе с трудом осваивала этот предмет, а в Гнесинке по нему была лучшей - стало интересно.

Бывает, наказываю дочку. Как без этого… Не за плохую оценку, а за заслуженно плохую, если недоделала, была невнимательна. Пытаюсь дуться, не разговаривать, но не умею сердиться долго. Тоша знает. Любовь не в том, чтобы душить ребенка в объятиях. Мудрая любовь чаще говорит «нет».

«Молиться - не только поклоны класть!»

У меня один ребенок. Я не успела. Двоечница. Но я правильно воспитала брата. Смеюсь.. Мы с ним все время были заодно, и к Богу пришли вместе. У брата восемь детей. Дедушка мечтал, чтобы кто-то прославил нашу фамилию. Мы разделились: я сделала ее известной, брат постарался, чтобы было, кому носить. Ну, это я шучу, конечно! Хотя...

Думаю, не просто так у нас с Лешей один ребенок: чтобы оставались силы на других людей и детей. Так летом к нам на остров приезжают ребятишки из детского дома Софьино, с которым мы дружим с начала века. Поставили возле дома шестиметровый стол, площадку детскую сделали.

А еще я веду огромную переписку в Интернете. Разворачиваю народ, чтобы друг другу помогали. Не только материально. Одно дело инвалидную коляску, лекарство купить, важно внимание. Вот и еду сама или кидаю клич, всем миром подключаемся. Бог ведь не требует многого. Просто делай, что в твоих силах. Молиться – не только поклоны класть перед иконами. Это ухаживать за больными, помогать ближнему. Чем больше отдаешь, тем больше приобретаешь. Не представляете, как люди меняются, когда делают добрые дела. Может, меня для этого в миру и оставили…

Ольга Кормухина

«Недостойное поведение по отношению ко мне могу стерпеть...»

…Раньше я была даже не правдолюбом – правдорубом. Правдолюб – это тот, который самому себе говорит правду, а я так не поступала. Мне не нравилось, что мерзость и порок возводят в ранг добродетели. Массово. Сделать карьеру, шагая по трупам, – считалось здорово. Стать богатым, ограбив других, – хорошо. Куча любовников – клево! Меня это возмущало! И я не молчала. Испортило ли это мне отношения в музыкальной тусовке? Я ни с кем не ругалась. Ко мне стали по-другому относиться...

У меня и сейчас достаточно людей, которые говорят мне резкости, мешают, клевещут. Но теперь я их не осуждаю - оправдываю. Не сращу, конечно, через труд! И иногда огромный! И я им благодарна даже! Потому что они заставляют меня молиться. Господь что говорит? Мало проку молиться за тех, кто вас любит, благословляйте гонящих вас. У меня перед глазами пример – муж. Он так искренне любит тех, кто считает его врагом, что мне даже стыдно бывает, у меня так не всегда получается.

Теперь я и недостойное поведение по отношению к себе могу стерпеть, правда, если к другим – могу и врезать. Словесно. Раньше, ударить могла. Когда пришла к монаху покаяться в этом, думала, он меня прогонит. Говорю: «Батюшка, на мне грех. Я рукоприкладствовала». Он спрашивает: «В каком смысле?» – «В морду била». – «Хоть за правду?» – «За правду!» – «Ну, так это не грех».

Елена Шаталова
«Антенна», №14 (950), 27 марта 2013
Авторы фото: Марина Захарова, Михаил Филатов

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite