Концерты,
Фестивали
+7 916 586 71 88 volga60@inbox.ru
Директор +7 916 283 20 15 89162832015@rambler.ru
официальный сайт
 
 

Пресса

Слава року, она вернулась

Ольга Кормухина: «Я по-прежнему глубоко верующий человек. А сцена — только место, где можно реализовать способности, данные мне Богом»

В словах «роковая женщина» ударение можно поставить по-разному. Если на третий слог, то видится дама сердца, на счету которой не одно разбитое мужское сердце, если на первый - то перед глазами яркая личность с глубоким, сильным вокалом. Например, как Ольга Кормухина. Уж кто-кто, а она - самая что ни на есть рОковая женщина, единственная, кто не просто завоевал эстрадный олимп в разделе популярного рока, но сделала это дважды с перерывом больше чем в десять лет.

Предыдущее интервью с Ольгой мы делали, когда она после длительной паузы, потраченной на осмысление жизни вообще и себя в частности, вернулась на большую сцену. С тех пор прошло два года, и теперь Ольга - победительница телеконкурса «Две звезды», организатор собственного рок-фестиваля, гастролирующая по стране с сольными концертами. Насколько тяжело было ей вернуть некогда заслуженную, а потом добровольно утраченную популярность, Ольга рассказала «МК».

— Ольга, твоя жизнь идет очень неровно: некогда популярность, равная известности Пугачевой, потом добровольный отказ от всего суетного, гламурного, ты отрекаешься от профессиональной деятельности, уходишь в религию, потом внезапный возврат на большую сцену, и вот ты снова звезда, твое лицо на телеэкранах, ты участвуешь в телеконкурсе и даже в «Рождественских встречах» все с той же Аллой Борисовной. Что заставляет тебя так резко менять образ жизни?

— Я не меняла главного в своей жизни. Я по-прежнему глубоко верующий человек, как и раньше, для меня основное — семья, мой муж, дочка. А сцена — это только место, где можно реализовать свои способности, опять же данные мне Богом. Точно такое же место, как любое другое, если все делать по совести, честно и от всего сердца.

— А ты все делаешь всегда только по совести? Что ты вкладываешь в это понятие?

— Я всегда выступаю с полной отдачей, пою только живьем, не пользуюсь фонограммой, то есть я максимально честна перед своими зрителями. Думаю, это и есть залог того, что мне удалось вернуться к профессиональной деятельности после столь значительного перерыва и так быстро. Публика не дура, ее не обманешь, она сразу чует, кто и как к ней относится. Если ты работаешь на износ, то зритель всегда заплатит тебе если не любовью, то хотя бы уважением.

— То есть ты никогда не пользуешься фонограммой? Есть же ситуации, когда она применяется в обязательном порядке.

— Да, на некоторых телесъемках, и это для меня самое тяжелое испытание, легче десять раз спеть живьем, чем один раз изобразить пение, дрожа от мысли, что что-то может заесть и ты будешь опозорен. Но это — разовые, вынужденные случаи, не имеющие никакого отношения к моим сольным концертам, со сцены я всегда выступаю только вживую.

— Давай сразу поговорим о неприятном, чтобы потом без проблем побеседовать о вещах, более дорогих твоему сердцу. Твое участие в «Рождественских встречах» не все восприняли с одобрением, ведь известно, что в свое время у тебя был конфликт в Пугачевой, и никто, во всяком случае среди журналистов, не ожидал от тебя столь быстрого шага к сотрудничеству. Почему ты на это пошла?

— То есть, если бы я вдруг в морду Алле дала, это бы понравилось прессе больше? А если сотрудничество, то это плохо? А почему же это плохо? Алла пригласила меня в свой проект, не ставила условий, не оказывала давления, почему я должна ей отказать? Почему надо обязательно быть врагами? Что случилось между нами когда-то, это было в далекой юности, мы обе были другие, более горячие, шалые даже. А сейчас она делает свое дело, я делаю свое, зачем старую вражду лелеять? Это и не по-божески, и не по-людски.

— Ты приняла участие и в конкурсе «Две звезды», выиграла его, что, в общем, неудивительно. Ведь по твоему профессиональному уровню тебе бы больше подошло сидеть в жюри. Не оскорбила самолюбие борьба за победу в телеконкурсе?

— Нет. Гордыня — один из семи смертных грехов, и ее надо смирять, что я и делаю. Тем более «Две звезды» — это конкурс дуэта. Мы выступали в паре с Глебом Матвейчуком. Он хоть и актер, но у него прекрасный голос. Я сразу сказала, что мне нужен только поющий партнер. Так что это был даже не мой лично конкурс, а наш: надо было показать, как мы спелись, как можем показать сложнейшие музыкальные номера мирового уровня именно на пару с ним. И вот победа! Достойный результат в достойной борьбе!

— Если бы участие в конкурсе пришлось на Страстную неделю, что перед Пасхой, то есть на время самого строгого поста, ты бы отказалась от него?

— Конечно! Не задумываясь! Но даже учитывая, что в это время выступлений не было, я бы все равно не пришла на конкурс, то есть не явилась бы бороться за победу, духовно не подготовленной. Я взяла благословение у своего духовника. Я делаю так долгие годы.

Я изменила свою жизнь в 97-м году, когда мои размышления о смысле бытия привели меня к протоиерею Николаю Гурьянову — «великому святому старцу», как его теперь называют, на остров Залит под Псковом. Я ведь собиралась тогда уйти в монастырь. Каково же было мое удивление, когда вместо пострига батюшка благословил меня на брак и даже предсказал имя жениха и его характер. И еще сказал: «Пой на клиросе».

До сих пор частенько приходится слышать: «Ты что, с ума сошла? Ты же лучшая рок-певица! Да с твоим голосом «бабки» нужно рубить, а ты — на клирос». И как объяснить, что все лучшее — от Бога и ему же должно служить? И ты знаешь, все время, пока шел конкурс, правильность моего восприятия мира подтверждалось невероятными событиями, которые можно назвать и чудом. Например, я почти весь конкурс проболела: то аллергия, то пневмония, а петь-то надо! И вот я прихожу без сил, без голоса, порой с тяжелым кашлем, делаю грим и... буквально за пять минут до выхода откуда только что берется! Я как новая! У меня есть голос! У меня есть эмоциональный порыв, есть силы! Откуда все это вдруг могло появляться у больной? От Бога, конечно. На меня Глеб сперва даже смотрел с сомнением, уж, наверное, думал сначала, что я притворяюсь. Потом только понял, что мне все дается свыше.

— В этом году ты не принимаешь участия в рок-фестивалях, это принципиальная позиция?

— Нет, я просто не успеваю. Мы ведь делаем свой фестиваль, причем уже второй год. Он проходит в Подмосковье, в Наро-Фоминском районе в начале июля. В прошлом году мы его называли «Фестиваль добрых дел», он был посвящен общению с воспитанниками детских домов. В этом году мы его расширим и сделаем упор на проблемы, с которыми сталкиваются сами волонтеры. Вот эти люди много кому помогают, выполняют колоссальную работу, несут огромную нагрузку, а о них-то самих никто не думает! Вот мы и решили элементарно погрузиться в их нужды, потому что людям, которые сами всем помогают, тоже должен кто-то помогать. Нас уже поддержали люди, многое сделавшие на поприще благотворительности. Например, Чулпан Хаматова, доктор Лиза и доктор Рошаль и представители многих других движений.

— На вашем мероприятии будут также выступать рок-группы, как и в раскрученных рок-фестивалях?

— Обязательно и даже в две сцены.

— Ты недавно выпустила новый альбом «Падаю в небо», как я понимаю, туда вошли песни на музыку твоего мужа Алексея Белова, лидера группы «Парк Горького». Но он сочиняет строго в стиле рок, не приходило в голову записать для раскрутки что-то более попсовое?

— Я не могу сказать, что альбом «Падаю в небо» полон такого уж тяжелого рока. Скорее это популярный рок, более простой для восприятия широкой публикой. Алексей — очень талантливый композитор, он ведь чуть ли не единственный, кого признали в Европе и в Америке. Я ему как музыканту и автору полностью доверяю, его вкусу и видению музыкального материала, да и он знает меня лучше любого другого автора — мои желания и возможности.

— Можно уже сказать, что альбом имеет успех?

— Говорят, что «да». Песни оттуда постоянно передают на профильных радиостанциях, он хорошо разошелся среди поклонников, имеет огромное количество скачиваний в Интернете, его до сих пор горячо обсуждают в соцсетях. Можно сказать, что он — абсолютно успешен.

— Семья не потеряла маму и жену с твоим возвращением на сцену?

— Нет, конечно. С мужем мы делаем одно дело, так что это скорее приобретение, а моя дочь Анатолия довольно взрослая, ей 12 лет, уже нет постоянной потребности держать маму за руку, наоборот, она уже может оценить мою работу и порадоваться за мои успехи.

— После длительного перерыва что-то тебе показалось странным в сегодняшнем шоу-бизнесе?

— Да в общем-то ничего не изменилось, так же, кто работает, того любят и знают, так же есть те, кто пытается просто пристроиться к профессии, снять сливки, не внося в нее никакого вклада. Удивила пресса — все время пытаются найти какие-то скандалы, изъяны как повод для публикации, творчество же предметом исследования, даже критического, практически не является.

— Какие же грехи приписывают тебе кроме давней ссоры с Пугачевой?

— Желтая пресса почему-то считает меня алкоголичкой, хотя я уже с 1997 года вообще не брала в рот ни капли спиртного! Я его вкуса не помню! Да и раньше не могу сказать, чтобы пила запоем. Ну, могла выпить, как и многие в нашей профессии, но не так, чтобы меня тошнило на корпоративах.

— Ты по-прежнему проводишь свободное время на своем острове, где когда-то жил твой духовный наставник отец Николай и где у тебя сегодня свой дом, или с выходом на большую сцену прикупила недвижимость в Европе или Америке, как многие коллеги?

— Нет, мне дороже мой домик на острове. Кстати, это одно из семи самых чистых мест на Земле. И там так вольготно, так блаженно, так свято! И все озарено пребыванием там старца Николая, хотя его уже и нет больше в живых. Но остался его дух, и его ученики, и те, кто знал его при жизни. А что касается Европы, то в этом году я несколько раз выступала в Испании на русских благотворительных концертах. Мне там очень понравилось, да и я там тоже, похоже, пришлась людям по душе. Но не более того.

— О чем ты больше всего мечтаешь сейчас?

— Провести фестиваль, это самое важное для меня на данном этапе. А в остальном все, как у всех. Переживаю, чтобы дочь и дальше переходила из класса в класс, у нее православная гимназия, каждый год экзамены, очень сложно все, строго и серьезно. Она еще и музыкой занимается. Хочу, чтоб были силы и здоровье, возможность продолжать работать. Проще говоря, чтобы Бог не оставлял меня никогда.

Татьяна Федоткина
Московский Комсомолец, 15 июня 2013

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite