концерты:+7 916 586 71 88
+7 925 863 30 32
официальный сайт
 
 

Пресса

Песни - это крючок, потом начинается самое важное

Ольга Кормухина в интервью журналу «Большие арены» рассказывает о большом сольном концерте в спортивном комплексе «Олимпийском» (зал «СЕВЕР») 11 декабря, о роке, жизненном пути и главном в ее музыке.

Ольга Кормухина. Автор фото Евгений Кабодько

Ольга, из какой Вы семьи? Что привело Вас на сцену?

Я из семьи интеллигентов, как принято говорить. Мама – заслуженный работник культуры, создатель и директор уникального Музея архитектуры и быта народов Нижегородского Поволжья. Папа мой был ведущим инженером и руководителем отдела в 300 человек в научно-исследовательском институте, выпускавшем высокоточные приборы для космической промышленности.

Мой первый серьезный выход на сцену состоялся во время учебы в архитектурном университете, а первым успехом стало Гран-при за «Лучший сольный вокал» на Всероссийском джазовом фестивале «Нижегородская весна». Этот успех меня вдохновил и предопределил мой дальнейший путь. Меня как будто пинками загоняли на сцену и будто пинками вернули на нее вновь. Окружающие прямо требовали: «Ольга, вы обязаны, вы должны…» И на одном из недавних концертов люди кричали: «Не уходите больше! Мы вас ждали и больше не отпустим!» Очень приятно, когда люди кричат, что ждали. Гораздо хуже, когда человек никак не может уйти. Конечно, со сценой очень трудно расстаться, но уйти нужно вовремя. Когда сказать больше нечего, нужно уходить.

За Вами закрепилось звание рок-певицы. Как Вы сами к этому относитесь? Где вообще находится «водораздел» между роком и поп-музыкой? Что сегодня более востребовано?

Мне кажется, что понятие рок-певицы – это скорее понятие духовное, нежели музыкальное. Дело в том, что рокер – это, прежде всего, позиция – человеческая, гражданская, но позиция. То, что может утешать, но не услаждать, вдохновлять, а не просто заводить. Это то, что вовлекает, а не развлекает. Вот говорят: «Я пошел на концерт отвлечься!» От чего, от жизни отвлечься? Значит, ты потерял два часа жизни, дорогой мой, и это печально. А музыка, к которой относишься серьезно, ты – человек, который ее создает, – именно эта музыка и является серьезной. Она может быть веселой и даже казаться бесшабашной, как моя «Это осень»… Но это серьезное отношение и отличает рок-музыку от другой эстрадной музыки.

Популярная, поп-музыка… Ну ведь, сами знаете, в народе говорят: «Чем пошлее, тем башлее», то есть денежнее. К сожалению, во все времена основная часть населения любой страны требовала хлеба и зрелищ, и мало кто задумывался о чем-то высоком, глубоком, вечном. Да, каждый человек рано или поздно в определенные моменты жизни задумывается об этом. Но вся штука-то в том, что об этом нужно помнить всегда, а не иногда вспоминать. А у тех, кто вспоминает только иногда, жизнь скучная и серая, от которой хочется отвлечься. Вот только после таких развлечений еще грустнее становится. Я еще не разу не видела у зрителей поп-концертов таких же лиц, как у тех, кто выходит с рок-концертов. После серьезной музыки люди идут радостные, а после «развлекухи» – серьезные, озабоченные, как будто по каким-то серьезным и не очень желательным делам.

Если вы хотите знать, как я сама к себе отношусь, то я никогда не воспринимала себя как певицу одного жанра. И не только потому, что у меня получается петь музыку разных стилей, но и потому, что не хочется ограничивать себя рамками одного направления. Мне это малоинтересно. Есть такое многогранное и всеобъемлющее понятие – музыка. Я – за музыку, хорошую, настоящую.

Вы – верующий человек. Как это соотносится с рок-музыкой и рок-эстетикой, где так много всего, что часто считается небогоугодным?

Те, кто отрицает рок-музыку и считает ее небогоугодной, – недалекие, невнимательные люди, не желающие развиваться и познавать. Я знаю многих священников, которым нравится наша музыка и которые пытаются узнать, чем интересуются люди, чем дышит их паства, особенно молодая. Недавно один из вдумчивых батюшек мне сказал: «В шансоне и в поп-музыке абсолютно отсутствует духовность, а в рок-музыке она есть».

А потом, где вы видели, чтобы Христос в Евангелии ограничивал людей в профессиях или наставлял людей бежать от мира? Он, напротив, говорил: «Я посылаю вас, как овец среди волков», «Вы – соль миру». Соль предохраняет продукты от порчи, а люди, которые хранят нравственные основы, традиции, защищают этот мир от саморазрушения.

В своей автобиографии Вы рассказываете, что мужа – Алексея Белова, лидера и композитора группы «Парк Горького» – Вам фактически назначил святой старец отец Николай Гурьянов. Это удача или закономерность, что у Вас сложился счастливый брак с человеком, которого Вы так мало знали?

Я прекрасно знала его музыку, а по музыке всегда можно судить о человеке. Тут нет удачи или закономерности, это другое… Мужа мне батюшка не назначил. И мне, и Алексею он сказал волю Божью. Каждому жениху предназначена своя невеста, а каждой невесте – свой жених, надо просто дождаться. И все бывает вовремя для тех, кто умеет ждать.

Какова сегодня Ваша аудитория? Остались ли в ней те, кто был с Вами во времена «Рок-Ателье»?

Да, со мной есть люди, которым нравилось мое творчество конца 80-х. И мне очень приятно, что костяк моей публики – люди среднего возраста – сейчас расширяется за счет пожилых людей, детей и «продвинутой» молодежи. Расскажу один случай. На концерте в Мурманске была тетушка нашего клавишника – дама довольно преклонного возраста, которая сказала ему после концерта: «Ой, Сережа, оказывается, я рок люблю». Она слышала, что Кормухина – это рок-певица, и не стала разбираться, что я работаю с разными жанрами.

Дети же вчистую воспринимают и музыку, и исполнителя: им не важно, как я выгляжу, но важны драйв и улет, которые дает моя музыка. Мне даже девочка одна написала: «Знаете, Ольга Борисовна, если с утра по дороге в школу я слушаю вашу музыку, я получаю пятерки и все хорошо. Как забуду наушники или телефон, так получаю тройки, и настроение никуда не годится». Еще призналась, что хочет на мой концерт, и мама обещала купить билет за хорошие оценки, а потом написала: «Билет будет! Потому что я понимаю, что надо билет и… учиться». Вы знаете, в свое время Пугачева и другие мэтры эстрады опередили остальных потому, что сумели понравиться и детям, и пожилым людям, «вобрать» весь народ. Любви все возрасты покорны! И если такая всевозрастная любовь есть – это показатель настоящей популярности.

Находите ли время общаться с поклонниками и используете ли соцсети? Поддерживаете ли Вы отношения с каким-то фанклубом?

Честно скажу: фанклубы не люблю. Я терпеть не могу слова «фаны» и «поклонники». У меня есть единомышленники, сотоварищи и соратники, с которыми мы делаем общий фестиваль добрых дел «Остров.ру». У меня очень живая страничка «ВКонтакте»: там происходит много прекрасных событий. Если кому-то нужна помощь, мы молимся все вместе, и на моей страничке уже произошло немало прекрасных чудес. Скоро я закончу турне и возьмусь снимать короткие фильмы о наших замечательных событиях, о чудесах, которые происходят в нашей семье: именно так я воспринимаю завсегдатаев моей странички. И Леша, и Тоша (дочь) меня в этом полностью поддерживают и помогают делом, иногда просто освобождая время для общения с людьми.

Вы знаете, общение с публикой – это самое главное. Песни – это только начало, это крючок, дальше начинается все самое интересное и важное: обмен мыслями, идеями, взаимная поддержка, вдохновение и помощь. Если мне что-то нужно понять и принять решение, я совещаюсь со своими друзьями на странице. И, как правило, мы всем миром решаем и делаем добрые дела.

На каких еще ресурсах у Вас есть страницы?

У меня еще есть страницы в Facebook и Twitter, но я ими редко пользуюсь – просто не хватает времени. Я гораздо реже стала появляться в Facebook: там можно что-то обсуждать, дискутировать. Но свой фестиваль я сделала с помощью «ВКонтакте».

Если говорить об ориентирах в творчестве, кто из артистов Вас вдохновляет?

Фредди Меркьюри – всегда. Еще Pink Floyd. Сейчас мне очень нравятся группы Five Finger Death Punch (и ее вокалист), Four Fighters, Kings of Leon и другие исполнители, творчество которых созвучно тому, что делаем мы. Мы стараемся держать руку на пульсе. Сейчас огромное значение имеют звучание, обработка звука, музыкальные выразительные средства, и, конечно, все это нужно знать. Для этого Алексей прослушивает огромное количество музыки, отслеживает тенденции и знакомит меня.

Какой диск у Вас сейчас играет в машине?

В машине я слушаю диски по истории России, Евангелие, утренние и вечерние молитвы.

Есть ощущение, что рокеру сегодня сложно собрать стадионы. Вы более комфортно чувствуете себя на камерных или больших площадках? На сольных вечерах или когда выступаете в совместном концерте?

На большом и на сольном концерте. Потому что это всегда большой и откровенный разговор с теми, кто тебя понимает. А когда много разных разговоров с разными людьми, получается некий хаос. Но, слава Богу, удается достучаться и на «солянках» тоже… Поразило, когда на концерте «Виктор Цой. 50 лет» в спорткомплексе «Олимпийский» мне аплодировали после каждого куплета. У «Нашего радио» строгая публика, и тем ценнее оказанный прием.

Ваша программа на предстоящем концерте в «Олимпийском» называется «По-другому». По-другому – это как?

Люди сами говорили, что с моих концертов они выходят другими. Значит, что-то происходит по-другому – не так, как на обычных концертах. Поэтому я назвала это «По-другому». А что по-другому – каждый зритель решит для себя сам. Я думаю, что это будет по-другому в лучшую сторону. И дело не только в том, что мы играем и поем вживую, а в том, что мы относимся по-другому к своей профессии, к музыке, к публике и к жизни. Иначе, чем ко всем этим вещам относятся большинство тех, кого я вижу и слышу. Просто мы единомышленники – люди, которые любят драйв и все настоящее, которые будут голодать вместо того, чтобы есть что попало, и не будут с кем попало жить.

В Вашем репертуаре есть кавер-версии мировых хитов. Вы планируете исполнять их на концерте в «Олимпийском»?

Да, но каких песен – не скажу. Мне вообще не нравится избитый термин «кавер-версия». Он не очень соответствует тому, что мы делаем. Кавер – это перепевка, а мы с Алексеем стремимся дать песням новую жизнь. С мужскими песнями проще: когда их исполняет женщина, это уже интересно, а в женские песни я стараюсь привнести что-то свое.

Еще недавно в одном из интервью Вы отмечали, что Вас редко приглашают на телевидение. Тем не менее, Вы принимали участие в таких музыкальных телепроектах, как «Две звезды», «Достояние республики»… Что изменилось?

Жизнь идет, все меняется, взгляды – тоже. Телевизионщики говорят, что это люди достучались: их завалили письмами с просьбами показывать Кормухину, а от меня слушатели требовали появляться на телевидении.

Как Вы относитесь к творческим дуэтам? Запланированы ли дуэты в рамках концерта в «Олимпийском»?

Скажу только об одном дуэте. Я невероятно счастлива, что получила согласие Елены Васильевны Образцовой. Это будет что-то необыкновенное, и я в предвкушении. Мне самой ужасно интересно, что из этого получится, но нисколько не сомневаюсь, что это будет что-то потрясающее. То есть я не сомневаюсь в Елене Васильевне, а сама постараюсь не упасть в грязь лицом. Будут еще дуэты, но какие – пока сюрприз. Скажу только, что многое вас удивит, порадует и по-настоящему заведет. Вам очень захочется жить после этого концерта, и жить по-другому, гораздо лучше, чем прежде.

Ольга Кормухина: сейчас и 25 лет назад. Что изменилось в Вас, в жизни и в творчестве?

Я не очень люблю об этом говорить. Думаю, люди прекрасно и сами видят, что изменилось во мне и в творчестве. Повторюсь: жизнь меняется, все меняются. Главное – не меняться в чем-то главном. Я не меняюсь в своей любви к музыке и в честном отношении к ней и публике. И надеюсь, с Божьей помощью не изменюсь в этом никогда.

Журнал "Большие арены", ноябрь 2013

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite