Концерты,
Фестивали
+7 916 586 71 88 volga60@inbox.ru
Директор +7 916 283 20 15 89162832015@rambler.ru
официальный сайт
 
 

Пресса

Ольга Кормухина: «Благодарю небо за то, что мне удалось не убить в себе ребёнка»

В воскресенье, 12 ноября, в Крокус Сити Холле состоится сольный концерт одной из лучших отечественных певиц, обладательницы узнаваемого во всём мире голоса – Ольги Кормухиной. В преддверии выступления, «ВМ» пообщалась с артисткой.

- Ольга, что ждёт ваших поклонников на предстоящем концерте?

- В прошлом году мы представили довольно необычную программу «Индиго». В этом году, мы, наоборот, хотим сделать сет, который будет состоять из наших любимых песен, которые любит публика. Также, на этот раз, будут гости. Одного я сразу раскрою, потому что его ждут и очень просят. Это Алексей Белов – лидер «Парка Горького». Это будет хороший концерт!

- Последние годы вас трудно представить порознь…

- Мне так точно без него трудно! (Смеётся) Мы обоюдно нуждаемся в присутствии друг друга – срослись уже.

- Рассказывая о своей жизни, Вы часто говорите, что в ней было много удачных случайностей, благодаря которым Вы и стали той, кем являетесь…

- В целом, если взглянуть со стороны на прожитые годы, конечно было не мало неожиданных поворотов. Однако, если смотреть изнутри, внутренним взором, то это была абсолютно прямая линия. Она вела меня туда, куда и привела и куда я и стремилась попасть. Причём, видимо, с детства. Скажу честно: я больше всего благодарю небо за то, что мне удалось не убить в себе ребёнка. А это – самое главное в жизни, это как нить, на которую нанизывается всё остальное. И, если этой нити нет, бусы рассыпаются. Они могут быть из скольких угодно драгоценных камней, но они потеряют эти камушки и рассыпятся. Поэтому, нить должна быть прочной. Я старалась её в своей жизни не терять. Да, может быть, где-то и не совсем ровно она лежит, но она цельная.

- То есть, это ваша путеводная нить?

- Да! Совершенно верно – это моя путеводная нить. Она шла из сердца с детства и вела меня. Не терять ребёнка – это и есть секрет успеха в жизни.

- Ольга, не зря говорят, что талантливый человек талантлив во всём. Вы – многогранная личность…

- Не буду называть себя во всём талантливой. Скорее, я – во всём заинтересованный, деятельный и всесторонний человек. Так бы я себя описала. У меня действительно много увлечений, хобби, но призвание одно – это музыка. Да, не сразу это было понятно, но, если это ваше, то оно не уйдёт. Вы просто не будете сомневаться. Например, как пару выбирают по жизни. Иногда как у Гоголя в «женитьбе», а иногда человек просто понимает «вот это она. это она!» или «вот это он!». Это всё равно тебя настигнет – не убежишь. Главное – верно понять своё призвание и ему не изменять. Даже то время, когда я уходила, тот поступок он был продиктован, в том числе, тем, чтобы не изменять той музыке, которой я служу. Нужно было сохраниться самой и сохранить в себе истинную любовь к музыке. Для меня важно, чтобы со мной была моя внутренняя музыка, ведь я и песни так выбираю – они должны быть созвучны моей внутренней музыке. На самом деле, мы все слышим музыку внутри себя, просто, часто, наши заботы, временные увлечения или проблемы они просто заглушают её как фон, как, например, уличный шум машин или ресторанный гул. А эту музыку нельзя давать глушить, никому и ничему – это очень важно.

- Вы ушли в середине 90-х. Тогда вокруг этого поступка было множество домыслов и все строили различные версии…

- Всё дело в том, что люди судят по себе. Просто я не хочу говорить о каких-то своих внутренних тайнах. Что бы я ни рассказывала, всей полноты картины мне всё равно не предоставить. Лучше я расскажу притчу, которая охарактеризует эту ситуацию. Некий человек стоял на углу здания на площади. Вечерело. Шёл мимо один прохожий и подумал: «Вот стоит, ждёт, когда стемнеет. Пойдёт, наверное, грабежом промышлять». Затем мимо прошёл другой человек и подумал: «Наверное, ждёт собутыльников». И шёл третий человек и подумал: «Видимо, ждёт, когда на церкви ударят в колокол и пойдёт на службу».

Прошли три разных человека, а он просто стоял на углу. Они все подумали разное, в соответствии со своими внутренними убеждениями. Так и в моём случае. Скажу честно: меня уже и не раздражают, и не веселят все эти гипотезы о том почему, как и куда я уходила. Дело в том, что истины не будет даже в том, что я расскажу, потому что она настолько неуловима, эта истина, что я, до сих пор, разглядываю тайные шифры и знаки, которые мне преподнесла моя судьба. На самом деле, вся наша жизнь – это некий лабиринт и только мы сами можем пройти этим путём. Идти нужно очень правильно и очень чутко, чтобы понимать куда, в какую сторону податься в тот или иной момент.

Так или иначе, все в жизни решают эту проблему. Как быть и что дальше. Потому и называю это лабиринтом, что решений одной и той же задачи может быть не два и не три, а намного больше. Оглядываясь назад, я понимаю, что это было абсолютно правильное решение – уйти, чтобы вернуться. Нужно было сохранить себя и своё творчество для людей. Знаете, когда я поняла это совершенно точно? Я была у одного доктора на приёме. И она мне сказала: «Я ваша поклонница и вся наша семья – ваши поклонники и очень любят вас».

Это, кстати, я часто замечаю – меня очень любят цельные люди. На мои концерты ходят целыми семьями и всё это воспитанная, вдумчивая и красивая публика и я очень им благодарна за то, что они выбрали меня. Так вот эта женщина-доктор мне сказала, что мне нужно сделать то-то и то-то, а я начала сетовать, что мне совсем некогда и она тогда показала мне на горло и ответила: «Вот это Вам дано не для Вас. Это дано для нас, и Вы не имеете права относиться к этому абы как». Она тогда меня очень вразумила.

- Вас тогда очень ждали

- Да, поверьте, я знаю. Видела, как много людей пишет и сколькие радовались моему возвращению. Я очень ценю своих слушателей. Это важно. Скажу честно и пускай на меня не обижаются люди, но, когда я бываю на больших каких-то сборных концертах – это просто ужасно. Публика ужасает. Мне бывает жутко и печально смотреть на этих людей, которые не знают зачем они приходят на концерт и что такое музыка.

- Видимо, это та публика, которая приходит на концерт ради концерта

- Я делю немного иначе. На тех, кто приходит слушать и тех, кто приходит смотреть. Такая же история с телевидением – две аудитории: одни слушают, другие смотрят.

- В своей биографии, когда Вы рассказываете об уходе со сцены, Вы написали: «Я разозлилась. На себя. На всех. Я искала и не могла найти ответов на вопросы: «А для кого я пела? Зачем? И зачем дальше петь и для кого? Кому вообще в этом хаосе нужны мои песни?»». Нашли ли Вы ответ на те вопросы?

- Сейчас я чётко понимаю поговорку «к войне готовься, а хлеб сей». Вот нужно сеять. Вырастет или нет и как – это уже не от меня зависит, моя задача их посадить. Сейчас, благодаря интернету, я вижу плоды. Тогда это было невозможно, а сейчас я читаю, что пишут люди, особенно молодёжь, и понимаю, что, с нашими убеждениями, мы попадаем в десятку. И самое главное, что мы востребованы именно у той публики, у которой мне бы хотелось быть востребованной. Вся штука в чём... Тогда у меня было некое помутнение.

Я была в шоке от того, что брат на брата пошёл – мы ведь жили в одной стране. И я прекрасно видела, что интересов не было ни у тех, ни у других – их просто использовали, тупо и вслепую. Это меня и разозлило, что ни у кого не хватило ума понять, что их просто используют. Тогда, сразу после баррикад, мы поехали на Воздвиженку – там была танковая бригада, которая приехала из Тулы. И я спросила их: «Ребята! Ну хоть вы-то не будете стрелять? Вы же понимаете, что это всё – туфта и людей просто используют?». Они, конечно, ответили, что нет нет, а потом я увидела расстрел и всё остальное. Это было очень печально для меня. Разозлилась я на нашу всеобщую тупость. Никто ничего не получил и даже не осознал этого. Я понимаю тех, кто защищал парламент. Скорее, я на их стороне. Они пытались защитить закон. Да, они тоже многое не понимали, но всё же.

- Помимо музыки, Вы много времени и сил отдали кино. Я не один раз задавал этот вопрос тем артистам, кто так живёт: как Вы совмещаете всё это и где проводите грань?

- Весь секрет в том, что для меня этой грани нет. Мироздание состоит из очень большого числа самых разных, часто не сочетаемых, элементов. И также, как всё это красиво устроено во вселенной, также и внутри каждого из нас – целый космос. Кино – одна из моих галактик, внутренних. Они переплетаются: музыка, кино, живопись, архитектура и ещё множество других моих интересов. Чем больше мы познаём в разных областях, тем больше мы обогащаемся сами и обогащаем то наше дело, к которому мы призваны. Кино дало мне образы, такие, которые очень помогают мне в музыке и в сценических решениях. Я начала видеть их. Мой образ окружающего мира обрёл объём.

Я пошла учиться во ВГИК не просто так, а потому что мне стало интересно, захотелось проникнуть вглубь того, чем я занималась на тот момент. Я просто такой человек – во всём иду до самой сути. Наш нынешний мир с его воинствующим дилетантизмом, в этом плане, ужасен. От этого и весь беспорядок в искусстве, дурновкусие и пошлость. Я больше всего уважаю неравнодушных людей, только они двигают мир. Настоящее развитие происходит только в борьбе, в том числе в борьбе с равнодушием. И я за таких людей, вне зависимости от того, разделяют они мои взгляды или нет. Когда наступит всеобщая толерантность, тогда наступит и конец света, потому что развитие закончится. Не даром говорят, что в тихом омуте черти водятся – обязательно должно бурлить, кипеть. Обязательно!

- Ваш друг – Иван Охлобыстин – отказался от сана, чтобы заниматься творчеством. А как Вы сочетаете Вашу духовную жизнь и сцену?

- Если вы человек с духовным стержнем и ваш вектор устремлён в небо, даже если вы ещё просто в духовном поиске – это будет пронизывать все ваши дела, все поступки и вашу профессию в том числе. Если это не так – где-то вы врёте, сами себе. Это не раздельно, как сердцевина. Это как та нить, о которой я говорила – она всё пронизывает. Если это не так – бросайте всё и начинайте с начала. И ищите свою нить. Вы можете быть где угодно – главное оставаться цельным человеком. Я знаю, что меня многие не любят – я для них неудобный человек. Я – человек воинствующий, всегда за правду. В некоторых случаях просто не могу промолчать и ничего не могу с собой поделать.

Я не буду осуждать грешника – человека, которого обуревают его личные страхи. Но человека, который несёт пошлость, который несёт что-то сомнительное, губительное и не здоровое – я буду против. Потому что это повредит другим. Когда меня трогают – я могу вообще сделать вид, что не заметила, но, если он посягает на разумное доброе вечное – я промолчать не могу. Не всем это нравится, но периодически в нашей жизни возникает одна и та же ситуация – это я заметила. Несмотря на то, что нас как только ни называют – и сектантами и «православнутыми», то есть нас не то чтобы гонят, но на нас «гонят» часто, всё равно, спустя какое-то время, большинство из них приходит к нам. «У тебя же там есть такой-то батюшка … Ты не можешь меня туда-то отвести – у меня проблемы…». Просто мы об этом молчим, как рыба об лёд, обо всех этих приходах, о звонках, просьбах.

Есть такое слово «блукать» (новг. кур.: путать, блуждать, либо бродить – прим. Авт.), так вот очень часто люди, блукая по этой жизни, сталкиваются с внутренними проблемами. Иногда звонят такие люди, что никогда и не подумаешь, что вообще человек может озадачиться такими вопросами. Поэтому, я уже давно научилась не реагировать на различные выпады. Просто говорю: «Твоё время ещё не пришло. Ты пока в подготовительном классе».

- О чём Вы думаете, когда остаётесь наедине со своими мыслями, когда Вы одна?

- Очень о многом… Однако, я не нормальная женщина – я думаю о судьбах мира.

- Почему же сразу не нормальная?

- Ну, нормальная женщина же обычно думает, что приготовить, как что по дому сделать… А я вот как-то совершенно не переживаю по этому поводу – как с утра пойдёт, так и пойдёт. Я всегда всё делаю по настроению, вдохновению – не люблю строить планы. Должна быть некая искра. Даже для банальной уборки дома или когда копаюсь в саду. Однако, и принудительный труд тоже полезен. Вот иногда не хочется идти, например, сажать огурцы или яблоки собирать, но ты понимаешь, что должен себя заставить. И вот ты себя заставляешь, идёшь делаешь это и приходят вдруг такие мысли потрясающие. И ты уже огурцы сажаешь с совершенно иными чувствами. Так что мои главные помощники – это интерес и вдохновение.

- Кого Вы можете назвать своим наставником по жизни?

- На самом деле, у меня было много наставников, потому что иногда даже одной фразой можно человеку поправить мозги. Я знала одного священника, царство ему небесное, отца Валерия, который настолько умел разговаривать с молодёжью и интеллигенцией, что мозги правил на раз! Хотя сам часто совершал ошибки и всё время повторял: «Я – свинья, но Божья».

Говорят, что незаменимых людей нет, но он – незаменим. Он был первым моим наставником. И, конечно, самый главный человек в нашей с Лёшей жизни – это старец Николай Гурьянов. Вообще, у нас много очень друзей по всей стране и за рубежом, во всех монастырях. Я по всему миру пела в храмах. Где бы мы ни были на гастролях – слава Богу – меня пускают на клирос, и я пою. Я везде дома, поэтому могу назвать себя настоящим человеком мира. И я не как наши олигархи, у которых везде деньги, недвижимость – я просто прихожу в храм в другой стране и чувствую себя дома. И ничего не меняется.

Знаете, о православных много чего говорят… Но я скажу одно: не нужно судить о церкви по людям, которые в неё ходят. Есть люди, которые ходят в церковь, а есть люди, которые входят в церковь – это большая разница! Огромная разница между этими людьми. К сожалению, очень часто люди судят по внешнему, не зная ничего о том, что у людей внутри. Это невежи. Например, никто же, живя в России, не будет судить по законам Мексики. Однако, у нас происходит именно так.

Церковь судят, не зная её законов и устройства. А ведь Церковь – это не только священники и даже не патриарх – это единый организм. Но люди не понимают главного – это же тело, как тело Христово. Вот вы любите своё тело и, если у вас нарывает где-то фурункул, страшный – вы же не отрубаете себе всю руку или ногу. Вы с любовью лечите. Так вот и в Церкви есть её больные члены. Что делать. И я болею периодически и терпеливо Церковь меня лечит. Судить о Церкви, не находясь в ней, не имея общения с живым Богом, нельзя. К сожалению, люди этого не понимают. Более того, даже среди церковных людей, я редко встречаю тех, кто может общаться с живым Богом.

За что я очень благодарна отцу Валерию, так это за его наставление однажды. Он сказал мне: «Запомни – не всякая молитва есть молитва». Всё устроено по образу и подобию. Если не получается так – нужно говорить «до свидания». И менять себя или менять что-то в жизни. Вы, ваше дело и Дух святой. Если нет – это тупиковый путь. Да, постоянно получаться не будет, но стараться нужно. Даже если это будет доля секунды – она способна осветить всю жизнь человека, как луч света в кромешной тьме. И этот луч периодически должен возникать в жизни.

- Ольга, а что для Вас счастье?

- Счастье – это быть частью небесного наследства. И всё. У каждого есть своя часть этого наследства – мы все наследники. Главное – не терять свою часть, тогда будешь счастлив! И ещё, одна хорошая простая женщина как-то сказала: «Для меня счастье – это знать волю Божью и её исполнять». И это правда.

- Есть вещи, которые Вы делали 30 лет назад, но сейчас бы точно сказали: «этого я делать не буду!»?

- Ну, в шортах кожаных я уже на сцену не выйду – это точно (Смеётся). Мне не интересно выпивать и курить. Наркотики никогда не были интересны – я даже и не пробовала. Вообще, свои убеждения и ориентиры меняют только дураки, поэтому я стараюсь об этом не задумываться. Знаете, как говорят: это вы в европах живёте своим умом, а мы тут божьим трудом.

- В одном из интервью Вы сказали, что очень многие беды современности из-за человеческого эгоизма… А есть ли лекарство от этого?

- Любовь. Только любовь. Эгоизм – это, прежде всего, нелюбовь к себе. Ведь сказано чётко: «Возлюби ближнего, как самого себя». Значит, себя-то надо возлюбить, сначала. Те, кто не любят себя, уже не смогут полюбить ближнего. Полюбить себя – это, прежде всего, полюбить свою бессмертную душу. Человек, который не отдаёт, он несчастен. Нельзя только брать и быть счастливым. Не встречала я таких людей. Глаза – голодные. Всякие разные – и богатые, успешные, красивые, из разряда людей, которым завидуют, все приходят за этим. За этим теплом.

- Вы даёте советы дочке? Наставляете?

- Как и любая мама, конечно же, даю советы.

- И в плане того, кем она должна стать?

- Вот это – нет. Упаси Бог. Я считаю, что это – неправильно. Она должна себя найти, сама. А моя задача – помочь ей в этом. Кроме неё самой никто лучше не будет знать, где её счастье.

- Она хочет пойти по стопам родителей?

- Пока нет, но музыку и историю музыки, вплоть до пятидесятых, знает лучше нас. Мы её поддержим во всём, чем бы она ни решила заняться.

- Ольга, а кто для Вас – друг? Что Вы вкладываете в это понятие?

- Друг – это другой такой же, как я. Не я, но второй как я. Мой второй. Конечно, он не должен быть подпевалой. Друг – это человек, который не даст оступиться. Увидит и скажет прямо в глаза, что ты не прав и не туда идёшь. Вот это – друг. И, прежде всего, это человек, который будет рядом в любой ситуации и не бросит.

- На сегодняшний день, остались ли такие высоты, которые Вы ещё хотите покорить?

- Я уже давно не хочу ничего покорять. Для меня одна высота и она недостижима. Вы знаете, о чём я говорю. Я могу только стремиться к этой высоте. И, кстати, по мере стремления к ней, все остальные «высоты» берутся легко, «задней левой». Однако, мне это просто не интересно. Когда есть одна, главная, высота, остальные не актуальны.

- Вы родились и выросли в Нижнем и переехали в Москву уже в студенческие годы, однако, насколько мне известно, вы столицу давно считаете своей.

- Да, я сама не москвичка, но город этот обожаю! Причём полюбила я его ещё когда просто приезжала сюда в гости. Это мой город. Здесь широкие улицы, высокие здания не теснят друг дружку, как в Нью-Йорке. Здесь есть всё: и широта, и уютность, и простор. И я очень люблю старую Москву.

- Ваши пожелания читателям «Вечерней Москвы»

- Во-первых, хочу сказать, что я давно знаю газету «Вечерняя Москва» и очень уважаю. А читателям хочу сказать: не теряйте радость! Ищите её во всём. Во-первых, это здоровье и верная дорога к счастью. Во-вторых, нужно учиться радоваться всему – даже тёмным сторонам нашей жизни, потому что они, всё равно, закончатся хорошо, если правильно к ним относиться.

- Потому что за чёрной полосой всегда следует белая?

- Да! Я заметила в своей жизни, что всё, что у меня случалось хорошее, необыкновенное, чудесное и прекрасное – это нужно было заслужить большими скорбями. Поэтому я всегда, когда случается что-то плохое, говорю: какой-то впереди меня подарочек ждёт. И я желаю всем, чтобы вы помнили всегда: впереди подарочек ждёт – радуйтесь всему!

БЛИЦ

- Какая Ваша любимая песня?

- Сложный вопрос. Дело в том, что песен любимых, наверное, уже нет. Просто я давно люблю другую музыку. Недавно я услышала «Херувимскую» Ирины Денисовой («Херувимская песнь», регент монахиня Иулиания – прим. Авт.). Есть такая регент в Минске (Минский Свято-Петро-Павловский собор – прим. Авт.). А услышала я её во время гастролей в Волгограде в Храме князя Владимира. На сегодняшний день – это моя любимая. Мы с Лёшей были под очень большим впечатлением от неё. Просто, на мой взгляд, не бывает, чтобы всю жизнь была одна любимая песня. Например, до недавнего времени, у меня была любимая – романс Рахманинова «Они отвечали» (стихотворение «Другая гитара» Виктора Гюго из сборника «Лучи и тени» 1840 г., перевод Льва Мея, музыка Сергея Рахманинова – прим. Авт.). Разные ситуации в жизни мы всегда переживаем с какой-то песней.

- Любимая книга?

- Конечно есть. Евангелие. Лучше ничего нет.

- Любимый актёр/актриса?

- Их много. В основном, старой русской школы. Из зарубежных очень люблю Сьюзан Сарандон. Она и как человек меня не разочаровала – оказалась очень принципиальной. Из наших очень нравится Алиса Фрейндлих – она интересная и очень люблю Неёлову. Пожалуй, это две актрисы, которые высший пилотаж, актрисы от Бога.

- Любимый фильм?

- Их тоже несколько. Не скажу, что самый любимый, но есть фильм, который прошёл через всю мою жизнь и я периодически его пересматриваю. Это «Андрей Рублёв» Тарковского. В нём есть всё.

- Заветная мечта?

- Такая же как у Вас и всех нас – попасть в Царствие Небесное. (Улыбается)

Иван Николаев, фото Марина Захарова и Вера Кузнецова, Вечерняя Москва, 30 октября 2017

   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite